В кроссворде

Разновидность нерпы, пять букв… Внимательный и пытливый любитель кроссвордов мгновенно сообразит, что не следует в эти клетки вписывать слово “нерпа”, т. к. оно содержится в вопросе. Сверкая глазами и потирая руки в приливе охотничьего азарта, бросается он в самую сеть – на поиски вожделенной инфы. Главное, не запутаться: классификация то дробится, то упрощается, одни источники дают устаревшую, другие – новейшую… Но опытного рыбака-охотника за словом в карман, тьфу, то есть в сеть, на мякине не проведёшь – выудит словечко!

Узнает попутно (или уже знает, давно знал), что нерпа – не какой-нибудь ушастый тюлень, а настоящий, хотя и мелкий. И завертится в голове перифраза популярной когда-то песни: “Настоящему тюленю завсегда везде ништяк!”…

Давние соперники

Увы, не везде, даже в родном ареале. Потому что настоящий рыбак – который не словечко, а рыбку в помутневшей от загрязнений воде ловит, – в общем, каждый рыбак-промысловик твёрдо знает: нерпа – это конкурент, норовящий полакомиться рыбацким уловом. Оттого-то испокон веков коли завидит рыбак нерпу – сейчас и прищучит. Правда, это больше на пресноводной Ладоге теснотища и мордобой. В ледовитых морях-то как будто попросторнее и рыбы побольше, кильки на всех хватит. Вот только нерпа по маломерности своей (до 1,5 м) прибрежного мелководья держится – эскимосам на завтрак. Ну, да много не съедят – самих-то раз-два и обчёлся.

Так и вышло, что полярная, беломорская нерпа распространена более своих видовых собратьев – сайменской, ладожской, балтийской кольчатой нерпы. Нерпа называется кольчатой из-за расцветки меха, а не из-за чего-то там… Балтийской и той несладко пришлось, даром что морская – что ж говорить о пресноозёрных ладожской и сайменской!

Нерпа в Красной книге

У нас как-то само собой сложилось: прописали зверюгу в Красной Книге – и на душе спокойнее, спасли, стало быть. А ведь в Красной Книге тоже своя иерархия: этот зверь внушает сильное беспокойство, тот – слабое, этому уделить побольше бессонных ночей, а тому, глядишь, и уделять уже незачем… По разным источникам, в начале XX века насчитывалось свыше 100 тыс. особей балтийской кольчатой нерпы. Расчёт, понятно, теоретический, на основании локальных наблюдений, но число всё равно солидное. Уже к 40-м годам поголовье снизилось до 25 тыс. К 70-м – до 12-14 тыс. Наступило время международных промысловых ограничений. Наконец, полного запрета на добычу.

Где жить нерпе?

Жаль, что никто не запретил загрязнение цивилизованных – в буквальном смысле – водоёмов, в которых обитает балтийская нерпа – Балтики с Финским и Рижским заливами. Промышленные и сельхозотходы убивают не только непосредственно, но и потенциально: вызывая заболевания, приводящие к бесплодию. Никто не сможет гарантировать выживание балтийской нерпы, однако в Международной Красной Книге стоит утешительный статус: “вызывающие наименьшее опасение”. Правда, в Красной Книге РФ сказано: “Малочисленные виды (II категория). Подвид с сокращающейся численностью”. В переводе на нормальный язык это означает: “Всё под контролем, работа ведётся”.

Сколько их осталось?

Поголовье ладожской кольчатой нерпы – постледникового реликта – уменьшилась в XX веке с 20 до 4 тыс. (по другим подсчётам до 10, а то и вовсе увеличилось до прежних 20. Спрашивается, кто и как её считал?). Неестественное вымирание по-научному красиво называется лимитирующими факторами – поскольку их несколько. Вначале считалось, что нерпа пожирает промысловую рыбу, и конкурент беспощадно уничтожался. Потом выяснилось, что кормом ладожской нерпе служит мелочёвка вроде ряпушки да ерша, зато появились капроновые сети, в которых зверь запутывается и гибнет. Плюс свалки ядовитых отходов. Плюс никем не контролируемый туристский беспредел.

Есть в нерпьем роду ещё байкальская и каспийская нерпа, или каспийский тюлень. Пока ещё есть. Но довольно, потому что наш покоритель кроссвордов уже вынырнул из сети и вписал искомое слово. Да, необходимы заповедники, заказники, резерваты и прочие живописные уголки. Но пора, давно пора, оглянувшись на дело рук своих, взяться за ум. Пожертвовать меркантилизмом, на-всё-и-вся-наплевательством во имя спасения природы и жизни на Земле. Нашей общей жизни.